Бесплатная доска объявлений о товарах и услугах в области автомобилей, мотоциклов, велосипедов с поиском и возможностью добавить объявление.

Бесплатная доска объявлений о товарах и услугах в области автомобилей, мотоциклов, велосипедов предлагает
частным лицам и организациям бесплатно разместить объявления!

Copyright © 2008-2014 Бесплатная доска объявлений о товарах и услугах в области автомобилей, мотоциклов, велосипедов , версия 1.0


Бесплатная доска объявлений о товарах и услугах в области автомобилей, мотоциклов, велосипедов

Продаю ваз-21093

Добавлено17-07-2008 15:56:16
Опубликовано17-07-2008 16:56:16
 
ГородМосква
 
Заголовок
Продаю ваз-21093
Текст объявления
Цвет машины сине-зеленый(мурена),состояние хорошее,ухоженная,центральный замок на четыре двери,магнитола"Кларион",литые диски,всесезонная резина,сигнализация,Гарант,Пробег 115 тыс. Цена 3200$ .Возможен торг, Звонить по телефону 8-916-508-13-44 с 8-00 до 21-00 Юрий
 
Телефоны8-916-508-13-44
Почтовый адресм.Курская
 
Имя контактного лицаЮрий
 
Рубрика(и)Авто, мото, вело
Тема: Продаю ваз-21093
ул на девушку и, не отрываясь от дела,

спросил:

- А что нравится? Приглядись и приставай к любой работе, к какой

сердце лежит.

Дело себе Муся уже присмотрела. Ей нравились телята, маленькие,

пестрые, веселые, на длинных тонких ногах и, как казалось ей, "все на

одно лицо".

- Что ж... - сказал Игнат, критически оглядывая только что

окованную и слегка еще дымившуюся втулку. - Что ж, телята - дело

ответственное. Передай бабке Прасковье, что председатель определил

тебя ей под команду. Богатое, между прочим, дело - телята. Глядишь,

пока что трудодней себе на приданое заработаешь. У нас в "Красном

пахаре" знаешь какой был трудодень!



"10"



Так Муся Волкова, умевшая по-настоящему увлекаться любым

интересным делом, начала под "командой" опытнейшей телятницы колхоза,

бабки Прасковьи Нефедовой, свою новую карьеру.

Быстро научившись различать телят не только по кличкам, но и по

характеру, она вскоре умело готовила для них пойло, меняла подстилку,

кормила, чистила, даже лечила их. Особенно нравился ей закуток для

самых маленьких - "ясли", как называла бабка уютный угол, где еще при

своих "мамашах" были размещены телята "овражного отела": Березка,

Сосенка, Елочка, Полянка и Дубок - головастый игривый молодчик,

впрочем едва еще державшийся на длинных, разъезжающихся в разные

стороны ногах.

Прасковья Нефедова славилась на весь колхоз сварливым нравом. Но

девушка быстро разглядела под хмурой личиной вечно всем недовольной

ворчуньи добрую, привязчивую и верную душу. Бабка начала с того, что

выгнала девушку из телячьих закутов за то, что та явилась в пестром

платье - "бычков пугать", а кончила тем, что собственноручно перенесла

рюкзак с пожитками "горемычной странницы" в свою землянку, вырытую

возле телятника, и уступила девушке нары, устроив себе постель на

полу.

Муся с радостью переехала на жительство к своей начальнице. Ей

тягостно было стеснять Матрену Никитичну с ее тремя ребятишками.

Телятница напоминала девушке ее собственную хроменькую бабушку,

беззаветно любившую и баловавшую внуков. Прасковье же новая

сожительница помогала переносить одиночество. К тому же у бабки была

одна, известная всему колхозу, необоримая страсть - она любила

поговорить, и ей нужен был слушатель.

Впрочем, этот бабкин недостаток не очень угнетал девушку. Бывалая

старуха рассказывала интересно, образно и никогда не повторялась.

Когда же речь касалась излюбленных ее "телячьих" тем, бабка

становилась прямо поэтом, и Муся не уставая слушала всяческие

наставления по уходу за маленькими питомцами.

По бабкиным рассказам выходило, что каждый теленок на свой манер

и требует соответственного обращения. Старуха без устали тараторила: о

веселых шалостях игривой Полянки; о капризах балованой Елочки, которая

никогда без фокусов за еду не примется и которой для аппетита перед

кормежкой надо шейку пощекотать; о прожорливости простушки Сосенки, не

удавшейся почему-то породой "ни в мать, ни в отца" и норовившей

бесцеремонно оттереть своих соседей от вкусного пойла; о подлом

характере маленького Дубка, в сонных глазах которого, сверкавших, как

два озерца, среди бархатистой шерсти, бабка склонна была видеть

притворную меланхолию и ехидство необычайное.

Старуха всерьез, должно быть, считала, что работа ее в телятнике

- самое ответственное дело на земле. Когда в ходе лагерной жизни

случалось какое-нибудь "ущемление телячьих интересов", бабка вытирала

руки о фартук, потуже завязывала под подбородком платок и отважно шла

сражаться с Матреной Никитичной и самим Игнатом Рубцовым, которого,

впрочем, втайне побаивалась. Более горячо, чем о собственных

удобствах, мечтала она о каких-то особых стойлочках и кормушках, какие

видела в прошлом году на сельскохозяйственной выставке.

- Помереть мне без причастия и отпевания, без креста мне в земле

лежать, если я из этого жилы Рубцова такие же кормушки не вырву! Уж он

у меня, хромой леший, не отвертится, нет! Не таковская я!

- Разве сейчас до кормушек? Война, фашисты кругом!

Старуха спохватывалась, задумывалась, но тут же уверенно

возражала:

- Фашист, верно... Так, боже ж мой, навек, что ль, он пришел?

Фашист, девонька, как болезнь холера: всех косит, а потом фу-у, и нет

ее. И куда только господь бог смотрит? Этакой пакости позволил на

Продаю ваз-21093

Цвет машины сине-зеленый(мурена),состояние хорошее,ухоженная,центральный замок на четыре двери,магнитола"Кларион",литые диски,всесезонная резина,сигнализация,Гарант,Пробег 115 тыс. Цена 3200$ .Возможен торг, Звонить по телефону 8-916-508-13-44 с 8-00 до 21-00 Юрий


>земле наплодиться!

В углу Прасковьиной землянки темнели доски старых, засиженных

мухами икон, изъеденные жуками-древоточцами. Иконы эти бабка не

захотела оставить в деревне "на поругание антихристам". Она была

верующая, но бог у нее был свой, простецкий. Сидел он у нее где-то

немного повыше колхозного председателя, можно было при надобности у

него что-нибудь попросить для себя или для телятника, а при случае

даже и поругать его малость.

- Ведь я, Машенька, как война-то началась, за пятнадцать верст,

грешная, в церкву побежала, да в самую горячую пору - считай, полтора

трудодня верных пропало. Да на свечку, да на тарелку клала, да попу -

ничего не пожалела. И уж как я у него просила: "Господи Иисусе, не

допусти окаянных антихристов до нашего колхоза, не приведи теляткам

моим в путь-дорогу подниматься!" И ведь что ж, не услышал. Видишь,

очутились в лесу, в буераке, как звери какие... И внуков малых,

младенцев чистых... - Бабка скривилась, часто задышала, захлюпала

носом и подняла к иконам свои сердитые глаза. - И куда ты глядишь

только, совести в тебе нет! Допустил, чтобы ироды эти младенцев своим

танком проклятым...

В свободное от работы время она дребезжащим голоском напевала

старинные грустные деревенские песни, и Муся, схватив мелодию, без

слов вторила ей.

Голос новой телятницы, звонкий и чистый, как вода в ключе, что

бил на дне оврага, окончательно покорил бабку Прасковью, бывшую

когда-то, до замужества, первой певуньей на своем конце села. Узнав,

что ее помощница даже учится "на певицу", старуха прониклась к ней

такой преданной нежностью, точно Муся была самым маленьким и

беспомощным из всех ее поднадзорных - телят.

По вечерам, когда в овраге уже сгущались тихие сумерки и только

на вершинах старых сосен, стоявших на гребне, еще пламенел закат,

девушки и женщины помоложе усаживались на двух поваленных деревьях,

меж которых была вытоптана и утрамбована небольшая площадка. Эти

бревна, уже залоснившиеся от частого сиденья, заменяли им скамейки на

лужайке перед зданием колхозного клуба, где собирались они когда-то в

родных местах.

Варвара Сайкина принималась играть на балалайке, и под нехитрый

перезвон струн девчата надсадными голосами выкрикивали:

Мой миленок что теленок,

Только разница одна:

Теленок лезет целоваться,

Мой миленок никогда...

Частушки сыпались одна озорнее другой, крепче и крепче били

каблуки и босые пятки утрамбованную землю. Резкие, крикливые голоса,

звуки балалайки будили лесную ночь, поднимали уснувших птиц, и они

срывались с веток, свистя крыльями, уносились в теплую темень. Но

вдруг в разгар веселья какая-нибудь из женщин вздыхала:

- А где он сейчас, миленок-то?..

И сразу обрывался голос балалайки, стихали песни, женщины и

девушки сдвигались на бревнах, стараясь теснее прижаться друг к другу,

и начинались тихие, скорбные разговоры о том, что может фашист творить

сейчас в "Красном пахаре", о мужьях и суженых, воюющих неизвестно где.

Вот в такую-то тихую минуту бабка Прасковья, обязательная

посетительница этих "гулянок", и упросила Мусю спеть.

Разгорались на августовском небе россыпи звезд. Еще не

поднявшаяся луна обрисовывала своим светом волнистую стену леса.

Таинственно и тревожно шумели сосны. В прохладной ночи нет-нет, да

трогал ветер листья ольх и орешника, и они что-то тихо бормотали

спросонья. Среди лесной тишины как-то по-особому зазвучала песня о

зимнем вечере, о снежных вихрях, об одиночестве поэта-изгнанника...

Нет, даже в Москве перед затаенно притихшим залом, в самый

счастливый день своей жизни, девушка не пела так, как поет тут, в

лесу, перед этими женщинами, гордо переносившими необыкновенные тяготы

жизни в лесной глухомани. Песня, казалось, заполняла весь бесконечный

простор, достигала до самих колючих звезд. И когда с неподдельным

волнением Муся тихо вывела: "Выпьем с горя, где же кружка, сердцу

будет веселей...", она услышала - именно услышала - в ответ такую

тишину, что отчетливо обозначились в ней дальнее уханье филина,

затаенные вздохи и тихое всхлипывание уже почти невидных во тьме

слушательниц.

Потом до уха Муси донеслись сдавленные рыдания. Девушка

разглядела, что плачет, опираясь на гриф балалайки, толстая, румяная и

обычно такая веселая Сайкина.

В эту августовскую ночь девушка особенно крепко поверила, что

когда-нибудь, может и не скоро, и наверное еще не скоро, но

обязательно станет она такой же певицей, как та чудесная женщина, что

поцеловала ее когда-то за кулисами московского театра.



"11"



Однажды ранним утром, когда Матрена Никитична, уже одевшаяся,

чтобы идти в коровник, наскоро кормила своих ребят, в землянку

спустился Игнат Рубцов.

Он басовито сказал с порога: "Здравствуйте вам", поиграл с

внуками, потолковал о незначительных каких-то делах и, попыхивая

зажатой в кулаке трубкой, пустился вдруг вспоминать старую историю о

том, как при обмене мичуринских саженцев на пчелосемьи пытался его

однажды объегорить председатель соседнего колхоза "Борец" и как ловко

он, Руб

Тема: Продаю ваз-21093
Цвет машины сине-зеленый(мурена),состояние хорошее,ухоженная,центральный замок на четыре двери,магнитола"Кларион",литые диски,всесезонная резина,сигнализация,Гарант,Пробег 115 тыс. Цена 3200$ .Возможен торг, Звонить по телефону 8-916-508-13-44 с 8-00 до 21-00 Юрий

Другие объявления из раздела "Авто, мото, вело":

 
Бесплатная доска объявлений о товарах и услугах в области автомобилей, мотоциклов, велосипедов